Пионер Сироткин

… это, дети, могила пионера Сироткина», — сказала Марья Ивановна, многозначительно замолчав. «А кто это такой, Марь Ванна!?», — закричал Вася Фёдоров. Отличница Лена Мирзуева недовольно шикнула на него: «Ты что, вообще ничего не знаешь, что ли?».

«Леночка, важно, что Вася хочет знать», — наставительно сказала учительница. Она задумалась, и взгляд её начал блуждать, будто выискивая нужные воспоминания и слова на стене напротив. «Было это, дети, в 2023 году, — начала она, явно не первый раз рассказывая это, — год был довольно тяжёлый: овёс не уродился, а проклятые Пендостанцы, — она задрожала от ненависти, — обманули нашего Любимого Премьер-министра, и он ввёл санкции на ввоз любой еды. Это были тяжёлые годы, дети. Если бы не мудрое решение правительства и лично Храни Его Господь Президента Российской Федерации Растущей и Неделимой Вовек об ограничении потребления пищевых заменителей, то нам бы нечего было есть весной 2024.»
«Марь Ваннна, а Сироткин-то этот, он кто?» — повторил троечник Вася.

«Не просто Сироткин, а пионер Сироткин, Вася, — поправила его Мария Ивановна. — Если совсем точно, то пионер Сироткин — первый Герой Российской Федерации Растущей и Неделимой Вовек. В том самом 2023 году вышел приказ №203 под литерой К. Сказано там было, дети, что все — от мала до велика должны нести все свои деньги в общий фонд для помощи главным государственным достояниям — ГосНефти и РосПрому. Но не все хотели это делать, некоторые скрывали от государства и наших Любимых Лидеров свои доходы — некоторые даже прятали у себя доллары, представляете, дети? — дети с ужасом и недоверием смотрели на неё. — Да, да, доллары, дети. Я сейчас могу ругаться, потому что из песни слова не выкинешь, но ни в коем случае не повторяйте это слово сами. Так вот, пионер Сироткин был очень смелым и честным мальчиком. Он родился в 2010 году и не был отравлен идеями и мыслями пендосов. Когда он узнал про приказ №203 под литерой К, он залез в родительский тайник, достал оттуда 30 тысяч долларов, — она поморщилась, — и отнёс всё прямо в офис ГосНефти в своём городе. Положил на стол входящих посылок в обычной картонной коробке с запиской, где рассказывал — кто он и откуда у него эти преступные бумажки. Чтобы вы знали, дети, тогда на чёрном рынке преступники могли покупать настоящую еду за эту инвалюту и на эту сумму можно было питаться аж целых два года и есть хлеб, колбасу и даже картошку. Когда посылку открыли и поняли, что это и отправили отряд народной милиции к нему домой, он уже был мёртв — его убил родной брат, чьи преступные доходы тоже пополняли чёрную казну этой семьи. Так своим геройским поступком пионер Сироткин открыл глаза у других детей и поток грязных и преступных доходов потёк не в карманы врагов народа, а в Фонд Государственного Достояния, где по сути отмывался от грязи и служил на благо людей.»

Первым всхлипнул Вася, потом не выдержала и зарыдала в три ручья Мирзуева. «Тише, тише дети, не надо так громко — мы же в музее, — успокаивала их Марья Ивановна. — И, Петя, надень лапти нормально. Света, прекрати жевать газету — на обед будет горячая вода с солью. Пойдёмте дети.»

Они ушли, медленно нащупывая дорогу в тёмных залах музея, где электрического света не было уже много лет. И только ветер ещё долго гонял по залам остатки слов, доносившихся сквозь всхлипы Васи Фёдорова: «Два года есть… Колбасу… Картошку… Дурак.

 

Picture of gray trees

Post navigation

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: