Нужно успеть

Я на работе, работаю в высоком небоскребе. Заканчивается рабочий день, мне пора собираться домой. Прохожу по огромному залу уже какого-то торгового центра. Навстречу идёт парень, одетый в чёрно-белую кожаную куртку, человек, что идёт рядом с ним объясняет ему как нужно быть go-go дэнсером для рейверов. Иду дальше. Там, где должен быть выход из зала уже вроде бы закрыто: выход перекрыт полосками серебряной плёнки. Спрашиваю охранника — можно ли выйти — оказывается, что этот выход работает до 22:00. Смотрю на часы — ещё 21:45, отодвигаю полоски и выхожу. Пока я спускаюсь по эскалатору, вокруг гаснут огни. Потом лестница: я спускаюсь и свет становится всё слабее, становится темно. На меня налетает какой-то парень и спрашивает как ему попасть наверх: ему нужно к девушке, которую он любит, а она работает в этом здании. Я не вижу его лица. Я говорю, что ничем не могу помочь. Прохожу мимо столиков за которыми едят люди при свечах и выхожу на улицу. Парень где-то сзади бежит вверх по лестнице.

Небольшая улица. Пыльный день, мы куда-то идём. Я почти никого не знаю, но эти люди вроде бы не совсем чужие. Улица чем-то похожа на угол Петракова в районе Дворца Алюминщиков. Я закуриваю. Мы видим как из-за угла дома выходит какая-то делегация. Люди начинают шептаться: «О, поди Путин приехал». Я или кто-то ещё говорит: «Ага, Путин. Да там человек 10 идёт. Дом принимают, наверное». Дом, действительно, выглядит новым. Пока я стою и курю, вокруг меня закуривает ещё несколько человек. Мы с интересом смотрим за тем, как люди осматривают дом. Через несколько секунд мы обнаруживаем, что рядом с нашей компанией стоят какие-то странные люди: то ли «кавказской внешности», то ли с лицами как у «якудз»; их лица постоянно «плывут», меняясь. Один из них спрашивает: «А кто у вас тут главный?». Все молчат. Он разворачивается и уходит — его люди идут за ним. Я решаю догнать их и поговорить, ведь кому-то нужно узнать, что это вообще было. Иду за ними, почти догоняю их, но они уже свернули за угол. Оборачиваюсь и вижу, как компания моя уже бежит за мной, а к ним идут люди с автоматами. Быстро сворачиваю за угол и вижу, что на самом деле дом совсем ещё не закончен: есть только стена фасада, а боковой стены нет вообще. Но тут я вижу как едет автобус: очень тонкий автобус, высотой в три этажа, на одной его стороне нарисованы окна, балконы — стена. Он встаёт сбоку от дома и создаёт иллюзию, что стена эта там есть. Понимаю, что это делается, чтобы было где «разбираться» с теми, кого они поймают. Нужно где-то найти помощь. Ко мне едет какой-то человек на красном велосипеде Кама. Присматриваюсь: у него «плывет» лицо и у него есть автомат Калашникова. Бегу, быстро спускаюсь по склону в овраг, оборачиваюсь и вижу, что он уже устроился на самом верху оврага и теперь целится в меня. Пытаюсь прыгать так, чтобы он не попал. Выстрелы. Я выползаю по противоположному склону оврага, он не такой высокий. Быстро забегаю за какой-то забор. Бегу между дачных участков, забегаю в здание похожее на большой сарай. Передо мной пулемёт, за ним человек с «плывущим» лицом. Он начинает стрелять, но я успеваю дёрнуть пулемёт вверх. Очередь уходит в потолок, но человек хватает меня.

Я еду в автобусе. Это ПАЗик. Сижу на заднем ряду сидений. Рядом со мной сидит пожилой шорец, он чес-то напоминает Такеши Китано. Кроме нас в автобусе едут ещё человек 10, не считая пятерых с «плывущими» лицами и автоматами. Один из них стоит прямо рядом с нами. Мне нужно находится не тут, мне куда-то нужно, но я не помню куда. Я понимаю, что шорец знает какие-то боевые искусства. Он хватается за поручни и тихо душит ногами ближайшего человека с автоматом. Остальных хватаем мы, потому что именно в этот момент они не смотрели на нас. Что с ними происходит я не помню. Но мы свободны.

Мы с шорцем идём по улице. Смеркается. Небо облачное. Я рассказываю ему, как я попал в Москву, где я работаю, как совершенно случайно и нелепо всё получилось. Я хочу сказать ему, куда я иду сейчас и зачем, но не успеваю: прямо перед самым мостом мы почему-то сворачиваем не на пешеходную дорожку, а попадаем в какой-то узкий коридор из бетона, но мы уже не идём — нас просто тянет вперёд, не воздухом, не движение земли под нами, а просто тянет вперёд, но при этом, я знаю, что если я двину ногами или задену что-то, то упаду вниз. Упаду вниз, потому что у этого узкого и низенького коридора нет пола, мы просто очень быстро движемся вперёд, а внизу, метрах в 50, я вижу воду; течение очень быстрое. Успеваю заметить, как шорец пригибается вперёд, очень низко. Я успеваю только отклониться назад, чтобы не удариться о трубу, торчащую из потолка. Через секунду я понимаю, почему он пригнулся так низко — мы набираем скорость, а трубы торчат всё дальше и дальше из потолка и пригибаться нужно всё ниже и ниже и я бы и рад нагнуться вперёд, чтобы не удариться, но я просто не успею этого сделать, потому что мы движемся слишком быстро, а трубы торчат всё чаще. Поэтом я прогибаюсь как можно дальше назад, но вот я вижу, Как трубы уже пролетают возле моего лица. И когда я понимаю, что сейчас разобью голову об одну из них — кричу и хватаюсь за неё.
Я резко останавливаюсь. Под ногами больше ничего нет. Если я отпущу трубу, я упаду в реку где-то посередине и если я не разобьюсь от удара о воду, то, скорее всего, я утону. Я осматриваюсь. Стенка коридора с внутренней стороны мостка оказывается не бетонной, а покрытой жестью, какими-то палками и картонками. Видно, как у входа в коридор, там откуда мы «выехали», собираются зеваки и смотрят на меня. Я чувствую, что у меня слабеют руки и становятся скользкими. Начинаю пытаться расковырять стену. У меня получается. Медленно, но верно палки летят вниз, жесть отгибаю, кажется, что я делаю это очень долго, тем более, что постоянно думаю, как бы не упасть внизу. Но вот — получилось и я медленно пролезаю в образовавшееся отверстие.

Темнеет. Зажигаются уличные фонари. Ко мне по мосту бежит человек в форме. Мне кажется, что он хочет меня спросить, что я делал в этом коридорчике, но слышу только: «Нахер с моста! Быстро!». И тут я вижу, что на мост несутся 5 электричек. Они летят на полной скорости, раскачиваются, искры вылетают из под колёс. Я бегу назад — к тому концу моста, с которого недавно «выехал». Расстояние сокращается. Время уплотняется. Электрички всё ближе. Кажется успею. Да, должен успеть. Мне нужно. Я прыгаю, электричка вскользь задевает меня и меня отбрасывает на тротуар, но я просто качусь. Электрички грохоча летят по мосту.

Начинает накрапывать лёгкий дождик. Жёлтые фонари отражаются в мокром асфальте. Я вижу людей, которые обсуждают электрички. Кто-то сожалеет, что не успел, А кто-то восхищается мастерством машинистов, которые всё же успели проехать на мост до дождя. Почему-то понятно, что, если бы они не успели, то никуда бы уже не поехали. Людей становится всё меньше — они расходятся по домам.

Уже очень темно, вокруг гаснут огни, я не вижу даже лиц людей, что стоят поблизости. Но небоскреб уже совсем недалеко. Скоро будет 22:00. Мне нужно туда. Я успею.

Я просыпаюсь.

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: